Николай леонов знакомство с раулем

Николай Леонов представил в Гаване свою книгу о Рауле Кастро - ACN

николай леонов знакомство с раулем

Генерал-лейтенант в отставке Николай Леонов был первым Там Николай Леонов возобновил знакомство с братьями Раулем и. Николай Сергеевич Леонов (род. 22 августа , село Алмазово Горловского района Рязанской области) — генерал-лейтенант КГБ в отставке; доктор. Николай Леонов 26 ноября Кастро на протяжении 60 лет, вспоминает о знакомстве с ним и визите кубинского лидера в СССР.

И, пытаясь закрепить свои связи с новыми друзьями, советский стажер неосмотрительно вручил Че свою визитную карточку. Потом, при аресте и обыске в квартире революционеров эту карточку обнаружила полиция. Советские чиновники обвинили Николая Леонова в самовольстве, в политической недальновидности и выслали на родину.

Путь на работу в МИД для него был закрыт.

Журнал Международная жизнь - Правда о Рауле Кастро, рассказанная его русским другом

И Николай Леонов занялся исторической наукой, поступил в заочную аспирантуру… Тем временем на Кубе произошла народная революция. Тиран Батиста и его режим были свергнуты. Жизнь Николая Леонова начала круто меняться. Его личное знакомства с этими людьми вдруг оказалось сильно востребованным у руководства Советского Союза.

Общение с этим выдающимся государственным деятелем тоже оставило заметный след в судьбе Николая Леонова. В году Николаю Сергеевичу было поручено возглавить Управление информации и анализа советской внешней разведки.

И с тех пор его работа вплоть до отставки после событий года, приведших к распаду СССР, когда генерал-лейтенант Леонов уже занимал пост начальника Аналитического управления КГБ, была главным образом связана со сбором информации, с анализом обстановки на родине и за ее рубежами.

Но Рауль Кастро не переставал интересоваться его судьбой, оказывать русскому другу крайне важную тогда моральную поддержку, пригашал посетить Кубу. В году Леонов отправился на Остров Свободы для участия в торжествах по случаю летия штурма казарм Монкада. Ему шел уже й год. Казалось бы, годы и здоровье уже не располагали к такой далекой поездке, но ведь событие было неординарное.

К тому же в году исполнялось и 60 лет их дружбе с Раулем Кастро, той дружбе, которая родилась за три месяца до исторического штурма. И, как отмечает в книге Николай Сергеевич, он, не колеблясь, решил лететь в Гавану. В голове завертелась мысль: Эта мысль крепла с каждым очередным выступлением и, наконец, вызрела в решение: О втором имени Рауля знают немногие, хотя оно точно отражает его характер. Он не стремится к публичности, скорее избегает её. И, как отмечает в книге Николай Сергеевич, он, не колеблясь, решил лететь в Гавану.

В голове завертелась мысль: В предисловии Николай Леонов дает краткую, но емкую характеристику своему кубинскому другу. О втором имени Рауля знают немногие, хотя оно точно отражает его характер. Он не стремится к публичности, скорее, избегает. Дает крайне мало интервью, за исключением случаев, диктуемых политической необходимостью.

Он не появляется без нужды на телеэкранах. Если о Фиделе существует обширная библиография, то о Рауле есть только статьи, главы в исторических исследованиях и несколько его собственных публикаций. Теперь вернемся к мотивам этой книги: Книга состоит из предисловия, восьми глав и эпилога. Выдающиеся победы, достигнутые Кубой, являются заслуженной наградой за проявленные ее народом стойкость, отвагу и огромную способность к сопротивлению, убежден Николай Леонов.

Несомненно, перед кубинскими революционерами открываются широкие перспективы, хотя они прекрасно понимают, что каждое продвижение вперед будет всегда сопровождаться необходимостью преодолевать большие препятствия. В эпилоге автор с оптимизмом напоминает читателям об очередных недавних достижениях Кубы, в частности о новых тенденциях в отношениях с северным соседом - США. Он пишет о переговорах на самом высоком уровне, которые привели к обоюдному решению о восстановлении дипломатических отношений между Гаваной и Вашингтоном.

На протяжении более чем шестидесятилетней дружбы я, возможно, дважды создавал проблемы для Рауля, проявляя несвойственные мне упрямство и настойчивость. Остальные были уничтожены батистовскими сатрапами. Во второй раз это случилось в последние годы, когда я упрямо просил его дать согласие на написание книги и помочь мне в сборе материалов для.

николай леонов знакомство с раулем

Некоторые из них выступили с похвальным словом герою книги и ее автору. Творцу же уникального труда о Рауле Кастро пришлось без устали подписывать книгу всем желающим получить его посвящение и автограф.

николай леонов знакомство с раулем

Кто может сказать, например, какая была личная жизнь у Суворова, Кутузова. Мы маленькие люди по сравнению с ними, но жили-то такими же идеалами. Поэтому личная жизнь нас достаточно мало интересовала. То советское время некоторыми проклятое или благословенное характерно тем, что мы не жили материальными интересами. Не думали о том, чтобы накопить какие-то капиталы и купить какую-то недвижимость, обеспечить своих потомков до третьего колена благополучным существованием.

Нам это всё было чуждо.

AGENCIA CUBANA DE NOTICIAS

Мы жили по принципу: Но, разумеется, как и у всех нормальных людей, у меня есть личная жизнь — жена, дети и внуки. У меня и правнучка недавно родилась, уже начинает ходить и разговаривать. Я очень благодарен Богу, что Он сберёг нашу личную жизнь как маленькое частное достояние. У меня к личной жизни нет никаких претензий. Это десятки, сотни, тысячи звонков, писем, телеграмм. Мы воспринимали от нашего народа энергию, понимали нужды и чаяния людей, старались их защитить каким угодно образом — телевизионным репортажем, печатным словом, на законодательном уровне.

Если что-то не удалось — чаще всего не по нашей вине, это значит, что обстоятельства оказывались сильнее. Я благодарен Господу Богу за физическое и душевное здоровье, которое Он даровал мне на такой длительный срок земной жизни.

Могу ли я задать вам несколько вопросов, ответы на которые остаются белыми пятнами не только для наших читателей, но и для редакции? В деревне вы жили у своих родственников? Мать была вынуждена работать на одной из ткацких фабрик в Москве. Меня, как говорили, безотцовщину, бросало по родственникам — то одна тётка приютит, то другая бабка к себе возьмёт, то третья. Поэтому я несколько мест жительства сменил и несколько семейств.

Родственники обращались со мной хорошо, но у меня не было такой классической семьи — с отцом и с матерью, братьями и сёстрами, пока мне не исполнилось 10 лет.

Мама вторично вышла замуж, и уже в новом браке у меня появились 4 сестры, которые, слава Богу, здравствуют и поныне. В Электростали и прошла основная часть моей подростковой и юношеской жизни. Электросталь для меня такой же родной город, как и рязанское село Алмазово, где я родился и провёл первые лет. Отличается ли тот институт, периода вашей учёбы, от нынешнего МГИМО — преподавательским составом, контингентом учащихся, идеологией, учебной программой?

  • Правда о Рауле Кастро, рассказанная его русским другом
  • Воспоминания Николая Леонова о визите Фиделя Кастро в СССР
  • Друг Че Гевары и Кастро. Ветерану разведки Николаю Леонову — 90 лет

Поскольку мне потом, в е годы, довелось в течение 6 лет поработать профессором МГИМО на кафедре дипломатии читал лекции по работе с информациейто имел возможность сравнить. Должен сказать, что разница огромная. Это была подготовка дипломатов, будущих разведчиков, журналистов-международников, а также работников международных отделов различных ведомств.

Государственная служба потеряла престиж в глазах студентов. Большинство студентов рвались к работе в банках, международных корпорациях, крупных промышленных структурах, — туда, где платят высокие зарплаты. И само понятие Родины и Отечества становилось более тусклым, нежели это было для.

николай леонов знакомство с раулем

Ну а если ставится задача работать не в государственных, а в коммерческих структурах, то, естественно, подбираются иные и учебный план, и профессура. Кого там уже будут интересовать такие предметы, как история дипломатии, история России, история наших взаимоотношений со странами Востока и Запада?! Больше интересуют такие вещи, как цена на нефть, на газ, курс доллара.

Николай Леонов. Пир во время чумы 3

Сами студенты оценивали свои стремления так — чтобы работа была заячья, а зарплата — медвежья. Для нас, старшего поколения профессоров, такая идеология была неприемлема. Я сам никогда не служил никакому банку или корпорации и не мог научить студентов, как это делать. Поэтому, конечно, институт изменился очень существенно. Самое главное, что испарился тот дух служения Отечеству, в котором мы варились в свои студенческие годы, при всех перегибах того времени. И это очень печально.

Это, конечно, странно читать: Что там была за ситуация? Люди стали правдой и неправдой рваться в ряды КПСС, потому что членство или кандидатство в партии давало преимущества при распределении. И вот одной студентке моя комсомольская группа, в которой я был комсоргом, отказала в даче рекомендации на вступление в партию, потому что эта девица была абсолютно бездарной, у неё, кроме амбиций, абсолютно ничего не было за душой. В результате она обвинила пятерых студентов института в попытке её изнасилования.

Это вызвало, конечно, чудовищную реакцию со стороны тогдашних партийных и административных органов, которые расправились с этими пятью студентами самым жестоким образом. Этим выпускникам было отказано в любых распределениях на работу.

И я как комсорг комсомольской группы организовал коллективное письмо протеста, адресованное министру иностранных дел Вышинскому, который одновременно являлся и высшим административным лицом для МГИМО как структуры МИДа. И вот, поскольку я организовал это письмо и первым его подписал, то был вызван к Вышинскому. И в нынешнем здании Министерства иностранных дел имел, как говорят, очную ставку с министром, который на меня топал ногами, стучал кулаками, называл меня хулиганом из Марьиной Рощи.

В результате чего дорога в МИД мне была закрыта, несмотря на красный диплом института. Я был загнан в самый нижний этаж социальной лестницы — в жалкое издательство литературы на иностранных языках. Там я и начал свою профессиональную деятельность. Вы уже в то время были завербованы в разведку или действительно ехали как литературный сотрудник?

Получив такое страшное наказание от Вышинского, мы жаловались поочерёдно во все партийные структуры, пока, наконец, комиссия партийного контроля не отменила все партийные и административные наказания, которые были на нас наложены.

И тогда мне, в порядке откупного, было предложено поехать в Мексику и поступить в университет Мехико для изучения испанского языка, чтобы быть впоследствии переводчиком на высшем уровне. Я, конечно, за такую возможность уцепился. С этим пареньком, о котором я знал из прессы, что он уже участвовал в штурме казармы Монкада в городе Сантьяго-де-Куба, а в данный момент был политэмигрантом. Я был несказанно обрадован такой неожиданной встречей, которая, безусловно, была организована не без помощи Всевышнего.

А в доме у Рауля Кастро я встретил Че Гевару, который также был в Мексике на положении политэмигранта. Потом я уже познакомился и с Фиделем Кастро, который тоже к тому времени прибыл в Мексику. Таким образом, моя учёба в университете оказалась для меня счастливым билетом, который свёл меня с людьми, впоследствии вершившими историю не только Кубы, но и всей Латинской Америки, которые повлияли даже на судьбы мира.

Кто из них произвёл на вас самое сильное впечатление? Настолько была велика их заряженность на борьбу с несправедливостью, с Соединёнными Штатами Америки, они горели своим призванием.

Николай Леонов - Не думай о секундах свысока…

Я почувствовал, что от них идёт невероятная энергия, что эти люди не остановятся ни перед. Наверное, это похоже на первых христиан, которые спокойно шли на любые пытки и мучения, принимая их, чтобы показать величие и несокрушимость своей веры.

Я казался сам себе пигмеем по сравнению с. Потому что у них была высочайшая степень горения, была определена цель жизни, которая потом отлилась в формулу: Из них, конечно, Фидель Кастро был на голову выше. И если Че Гевара был политически более развит и начитан, то Фидель был предельно организован, абсолютно чёток в своей дорожной карте и производил впечатление лидера, который самим Богом предназначен для великих дел.

Вас кто-то надоумил или к тому времени появилось стремление связать свою жизнь с разведкой? Первое — это год, ХХ съезд КПСС, на котором был разоблачён культ личности Сталина, раскрылись все несправедливости и жестокости, которые тогда осуществлялись. Это было как бы покаяние партии перед народом.

И КГБ, в данном случае, тоже получил свою долю отмывки. А во-вторых, я понимал, что в разведке я мог бы оказать большую помощь своим друзьям-кубинцам, чем если я буду сидеть в издательстве мелким чиновником и редактировать какие-тотексты.

Поэтому работа в разведке меня привлекала как сфера активной деятельности, в которой можно самовыразиться и, как говорится, помочь сокрушать зло в лице США во всём мире. Таким образом, я поступил в разведывательную школу, которую окончил в году и был направлен на оперативную работу в Латинскую Америку. Первое — это поддержка всех революционных режимов антиамериканской направленности.

Это для меня было святым делом. Я старался поддерживать все движения и всех лидеров, которые ставили своей целью освобождение своих стран от гегемонии Соединённых Штатов Америки.